Рабочий момент: стальная воля

0 16

Не все империи держатся на штыках. Римская, к примеру, держалась на пилумах и гладиях, а вот испанская — на толедских клинках. Это не помешало империи кануть в Лету, однако клинки хоть и с трудом, но дотянули до наших дней благодаря упорству горстки оружейников. На последней в Испании фабрике по производству «тех самых» толедских мечей побывал корреспондент «Вокруг света».

Фабрик, где производят холодное оружие — от кинжалов до рапир, — на самом деле в Толедо пять, но соблюдают историческую точность и технологию только на «Марьяно Саморано». Ради верности бренду основатель фабрики назвал сына тоже именем Марьяно. Саморано-младший честно хранил традиции, пока пандемия коронавируса не нарушила его планов.

— Марьяно вышел на пенсию пару месяцев назад. Он давно собирался, а в такое время лучше пореже выходить из дома, да и фабрика практически стоит, ты сегодня единственный посетитель, — сообщает Сантьяго Энсинас. Он встречает меня за прилавком магазинчика при крошечной фабрике, расположенной не как все прочие в промзоне, а в самом центре города, в цокольном этаже дворца XVI века. — Нас здесь всего пятеро. Но каждый занимается своим делом, есть разделение труда, поэтому мы фабрика, а не мастерская. И хотя предприятие семейное, мы нанимаем персонал. Вот, например, вместо Марьяно мы пригласили на должность начальника производства Хулио Рамиреса, который нам не родственник, так что в фирме «Саморано» ни одного Саморано не осталось…

Новый маэстро-эспадеро (мастер оружейных дел) Хулио Рамирес временно работает на удаленке — в собственной мастерской. Остальные по мере необходимости приходят на фабрику строго по одному. Сегодня очередь Сантьяго, который, кроме пиара и продаж, отвечает за монтаж эфесов.

— До твоего прихода я заканчивал вот этот меч, — управляющий выходит из-за прилавка. Стены узкого, как коридор, магазинчика увешаны холодным оружием разного калибра. Под клинком, который Сантьяго снимает со стены, остается табличка: «Римский меч, короткий. Модель — „Испанский“, 312 евро».

Секретные материалы

Когда в III веке до н. э. древние римляне с трудом покорили древних иберов, они с удивлением обнаружили, что иберийские мечи крепче, чем их железные или бронзовые. Завоеватели тут же поставили местные клинки на вооружение, прославив gladius hispanienses (испанские мечи) в Пунических войнах.

— Секрет успеха древнего клинкового оружия всегда начинался с материала. — Сантьяго щелкает ногтем по лезвию. — Мы с тобой знаем, что сталь — это сплав железа с углеродом. Металлурги древности этого не знали, но еще до нашей эры интуитивно поняли, что руда, контактируя с горячим воздухом, приобретает особые свойства. Они смешивали в земляных печах разную руду с древесным углем, добавляли толченые бычьи рога, песок, графит и плавили, методом проб и ошибок подбирая наилучшую комбинацию. В Индии так получили булат, на Ближнем Востоке — дамасскую сталь, в Толедо — толедскую.

К тому моменту, как месторождения железной руды в окрестностях Толедо истощились, тамошние оружейники уже накопили достаточно знаний, чтобы конкурировать на мировом уровне.

— Считалось, что дамасская сталь — лучшая в мире. Да, она хороша для ножей, но для мечей слишком твердая и хрупкая. Вот это, — Сантьяго снимает со стены клинок, — копия Тизоны, легендарного меча Сида Кампеадора. Смотри.

Он упирает острие в пол и наваливается всем весом на рукоять. Полотно меча изгибается в красивую ровную дугу и с металлическим жужжанием распрямляется, когда Сантьяго перестает давить.

— Настоящая Тизона так не согнется, потому что она из твердой дамасской стали. А толедские мастера умели делать клинки упругими. Тут играли роль малейшие детали: где руду плавят, как долго и при какой температуре она остывает. А ведь как определяли раньше температуру металла? На глаз, по цвету! В одном средневековом руководстве сказано, например, что руду пора вынимать из печи, когда она станет «цвета печени».

Секреты выплавки стали, естественно, хранились в строгом секрете и передавались от отца к сыну. Но с тех пор как в XIX веке люди научились получать сталь в доменных печах при очень высокой температуре, вручную сталь никто не варит. Толедские мастера ее традиционно покупают на металлургическом севере Испании, в Стране Басков. Сантьяго достает плоский стальной брусок длиной около полуметра.

— Вот этот 800-граммовый кусок стальной полосы приготовлен для клинка средневековой абордажной сабли длиной 80 сантиметров. Мы отрезаем по весу, не по размеру. Нужную длину и форму заготовке придаст маэстро-эспадеро.

История: как закалялась сталь

Оружейный промысел в окрестностях Толедо существовал еще до прихода на Пиренейский полуостров римлян в III веке до н. э. При римлянах производство укрепилось. Сменившие их в V веке вестготы придали толедскому оружию германскую мощь, вытеснившие их мавры — восточное изящество.

Наивысшего расцвета толедские клинки достигли к моменту рождения Испанской империи в конце XV века. Ими были изгнаны последние мавры с полуострова. Ими были вооружены конкистадоры, фландрская армия герцога Альбы и офицеры Непобедимой армады. Каждый уважающий себя идальго носил именную шпагу толедского производства. Гильдия оружейников Толедо, тогдашней столицы страны, уступала по влиятельности разве что королю и кардиналу. В 1761 году Карлос III построил в Толедо Королевскую оружейную фабрику, которая снабжала клинками армию и двор вплоть до падения империи в 1898-м. Еще почти столетие она работала вполсилы, пока не закрылась официально в 1996-м. Двумя годами позже фабричный комплекс занял кампус Толедского университета.

Туристический бум 1960-х в Испании спас увядающее мастерство оружейников. Частных фабрик открылось больше двух десятков. В конце XX века, однако, китайские подделки и конвейерное производство декоративного оружия почти вытеснили ручное. Чтобы защитить разоряющихся ремесленников, правительство в 2009 году учредило для холодного оружия географическое наименование: Made in Toledo. Но это не решило проблему: самую крупную толедскую фабрику, которая поставляет парадное оружие в 62 страны мира, недавно выкупила индийская фирма, закрыв цех ручного производства. Сейчас кованые толедские клинки ручной работы производятся несколькими местными мастерами и продаются по цене от 200 до 2000 евро.

Ключевая фигура

Сантьяго открывает дверь за прилавком, и мы оказываемся в полуподвальном помещении мастерской. Здесь, как и 70 лет назад, стоит пыльный гидромолот, который давно заменил на производстве кувалду кузнеца.

— Свой аппарат мы уже десять лет не используем: закон о шуме запретил, мы же находимся в жилом квартале. Теперь приходится каждый раз ездить на кузницу в промзоне, где мы арендуем молот по часам. А вот кузнечный горн и наковальня нам нужны. Выкованную заготовку клинка уже здесь еще не раз нагревают, а потом ручным молотом корректируют форму и баланс.

Те, кто разбираются в холодном оружие, знают, что балансировка — дело сложное. Она закладывается в процессе ковки: нужно так вытянуть клинок, чтобы центр тяжести остался в определенной точке, примерно на расстоянии длины рукояти от эфеса. Если центр тяжести смещен, то даже сверхупругость не спасет: меч будет вываливаться из рук или удар не получится сильным. Правильно сбалансировать клинок — это искусство, поэтому ковать на промзону едет сам маэстро.

— Горячей ковкой я, если честно, не владею, — признается Сантьяго. — Это Марьяно все детство в кузнице с отцом провел. Недаром у него есть звание «маэстро-эспадеро».

Звание Марьяно Саморано получил, как и остальные коллеги по цеху, не от заслуженной гильдии оружейников (так бывало в Средние века), а от Торгово-промышленной палаты. Ее сотрудники — не специалисты в холодном оружии и не в состоянии оценить качество клинков. Они лишь просят предоставить пакет документов, подтверждающих род деятельности, стаж и ремесленный способ производства. По мнению Сантьяго, не всем толедским оружейникам это звание присвоено справедливо:

— Доказать, что ты больше 10 лет делаешь мечи с применением ручного труда, могут и те, у кого на фабрике штампуют декоративное оружие. А вот грамотно выковать и закалить боевой клинок способны единицы.

Испытание на прочность

Самым ценным в толедских мечах и кинжалах всегда была закалка. Даже клинок из стали невысокого качества она делает прочным, но гибким: кристаллическая решетка металла меняется под воздействием «контрастного душа».

— Выкованный клинок мы нагреваем в горне до определенной температуры, а потом опускаем в масло. Причем погружаем вертикально, от острия до черенка, чтобы охлаждение шло постепенно.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

12 − семь =